Чечня, Дагестан, Ингушетия — особая судебная зона, или Зачем бизнес стремится в зону нестабильности?

02 июля 2014

Нередко та или иная компания регистрирует бизнес в неспокойных регионах РФ, в которых периодически проводятся контртеррористические операции, а среднестатистический россиянин вряд ли решится совершать там прогулки без охраны. Например, в Чечне, Дагестане или Ингушетии. О том, зачем и почему бизнес стремится в зону нестабильности, рассказывает адвокат Олег Сухов («Юридический центр адвоката Олега Сухова»).

Идея о регистрации фирм в зоне военных конфликтов не является чем-то новым. Например, юристы во Франции с недоумением отмечали бурный рост числа компаний, зарегистрированных в Алжире в начале 60-х годов XX века, когда в этой стране бушевала национально-освободительная война. Та же самая картина наблюдается сегодня и на российском Кавказе.

«На самом деле ничего удивительного в этом нет, — поясняет адвокат Олег Сухов, — государство стремится в первую очередь потушить военный конфликт и предоставляет бизнесу существенные льготы для регистрации и работы организаций, надеясь, что люди сложат оружие и вернутся к мирной жизни. Так, по словам Министра финансов России А. Силуанова, государство дает на Кавказе даже слишком много преференций как предпринимателям, так и гражданам в целом. Если в среднем по России местные налоговые доходы регионов составляют 21,5 % от их бюджета, то на Северном Кавказе — всего 10%. Цифры говорят сами за себя».

Но дело не только в послаблениях бизнесу. Нестабильная обстановка, к сожалению, часто бывает на руку различного рода мошенникам и криминальным элементам, создающим компании с целью незаконного извлечения прибыли или уклонения от исполнения обязательств. Районам, где проводятся контртеррорестические операции (КТО), свойственны высокая степень коррупции, взяточничества и существенное ослабление надзорных и судебных функций государства. Эти факторы порождают обширное поле для злоупотреблений.

«Допустим, — продолжает Олег Сухов, — злоумышленники регистрируют фирму в регионе проведения КТО и заключают контракты с российскими промышленными предприятиями. Как проверить деловую репутацию такой компании? Обычно обращаются к адвокатам, юристам на местах, или представители контрагента сами выезжают в регион для сбора сведений о ней. Но кто решится поехать в Чечню, Ингушетию или Дагестан? А на местные "независимые" источники информации надежда слабая: в условиях повышенной коррупции и даже страха они "нарисуют" любой отчет или справку, которые изобразят мошенников идеальными законопослушными бизнесменами».

Но с еще большими проблемами столкнутся заказчики, если их контрагенты, зарегистрированные в опасных регионах, вдруг нарушат обязательства и допустят просрочку задолженности. Строго говоря, в этом случае и возникает проблема «особой судебной зоны». Нетрудно догадаться, что, несмотря на то что на территории КТО действуют обычные российские суды, руководствующиеся российскими законами, тем не менее теракты и вспышки насилия — весь «местный колорит» накладывает отпечаток на их повседневную работу. Поэтому судебное преследование фирмы, зарегистрированной в проблемном районе, как правило, связано с большими трудностями.

Во-первых, не всякий юрист или адвокат, какие бы деньги ни предлагал заказчик, рискнет направиться на судебное заседание, чтобы защищать интересы компании. И даже если вопрос с представителем будет решен, то не факт, что удастся добиться нужного результата: угрозы, кумовство, подкуп свидетелей, исчезновение важных доказательств, а иногда и самих дел превратят суд в дешевый фарс. И даже если будет вынесено законное судебное решение о взыскании задолженности с местного предприятия, то исполнить его скорее всего будет невозможно. Приставы в горячих точках не спешат работать с исполнительными листами по тем же причинам: коррупция и страх за собственную жизнь. За примерами далеко ходить не надо. «Одна из крупных строительных компаний, возводивших две элитные новостройки в столице: дом 22 на Кировоградской улице и дом 66 на Ленинградском проспект — при возникновении спора с контрагентами о разделе квартир и офисов в построенных домах перерегистрировалась в Назрани, и вот уже около трех лет успешно выигрывает все дела в местном суде», — приводит адвокат Олег Сухов пример из собственной практики.

Таким образом, регистрация фирмы на территории КТО имеет как плюсы, так и минусы. В плюсе всегда оказывается компания, зарегистрированная в зоне конфликта, так как она получает определенные преференции и даже смягчение надзора со стороны всех контролирующих органов. В минусе остаются ее контрагенты, работающие в других, так сказать, спокойных частях России, и не имеющие фактических судебных рычагов влияния на «партнера» при нарушении им своих обязательств. Совет в этой ситуации только один — будьте бдительны и заключайте договор с такой фирмой только в том случае, если на 100 % уверены в ее добросовестности. В противном случае рисковать не стоит.

Адвокат Олег Сухов